handehoch: (Default)
     — А сейчас, — торжественно объявила хозяйка салона, — вас ожидает сюрприз!
     И пока тусовка выстраивалась плотным многослойным полукругом вокруг огромной ниши, исполнявшей роль сцены, успела пояснить:
     — Мы нашли продолжение «Мастера и Маргариты»... которое написал в 10-летнем возрасте наш знаменитый художник! Дали взглянуть нашей замечательной актрисе, и сейчас она прочтет для нас кое-что по мотивам.
     Новички вытянули шеи, высматривая над головами замешкавшуюся артистку. Искушенные гости глядели пониже, и первыми заметили маленькую девочку в очках, зачем-то деловито проследовавшую в подсобку.
     — Подождем! — твердо сказала хозяйка, когда за ребенком закрылась дверь.
     Общество замерло. Через несколько минут дверь отворилась, и девочка так же бесстрастно прошагала к микрофону. Сидевший напротив нее растаманского вида папаша, невидимый зрителям за кулисой, взял первые аккорды блюзообразного музона. Ребенок переждал вступление и из динамиков донеслось:
     — Милиционер встретил кота.
     Уставясь в одну точку, девочка ровным голосом бросала в зал простые предложения, порция за порцией, не меняя ни интонации, ни мимики, но делая равномерные паузы. Чтобы позволить зрителям услышать проигрыш, а себе дать время подобрать нужные слова, — решил я, удивляясь такой натренированности маленькой исполнительницы на ритмичную декламацию.
     Шли минуты. Мы успели узнать, что милиционер попытался задержать животное, которое возмущалось и даже оказало сопротивление, после чего и вовсе вырвалось.
     — Кот сел в машину и сказал, — уже привычным для нас спокойным образом произнесла девочка и вдруг впервые за вечер понизила голос: — Что?
     Проигрыш.
     — Он сказал: вы должны... — и снова громким шепотом: — Что?
     А дальше, чуть склонив голову и без перерыва:
     — Что? Что? Что-что?
     И здесь даже предпоследний романтик сообразил, что ребенок не пересказывает рассказ и не импровизирует, а фразу за фразой тупо повторяет отрывистые реплики невидимого суфлера. Ну, а самый последний понял это, когда из-за кулис протянулась рука и попыталась поправить в ухе малышки гарнитуру мобильного, экран которого — мы только сейчас заметили — просвечивал сквозь незатейливый костюмчик бедняжки. Слышимость не улучшилась, а увлеченный гитарой тапер и не думал играть тише. Ниточки оборвались, кукла в молчании замерла посреди сцены. Публику сковала неловкость, и только волосатый папаша продолжал по кругу лабать свой бесконечный наигрыш. Время текло густыми каплями.
     Не скоро появилась протолкнувшаяся сквозь стену зрителей мать «артистки». Она деловым шагом проследовала за кулисы, успев на ходу отдать тихое приказание дочери. Но та растерянно молчала под мерные удары струн. Тогда мамаша снова приблизилась к ней и зашептала:
     — Спой нашу песенку. Не надо больше говорить. Пой нашу песенку. Песенку про елки.
     Женщина скрылась, но дочка мешкала, поэтому она замахала ей из-за кулис, потом попыталась движениями руки задать ритм, потом опять... И наконец ребенок решился. На третьей строке папаша очнулся и сменил аккомпанемент. Девочка громко и невнятно выкрикивала слова песенки.
     Ко второму куплету самые музыкальные сделали вид, что внезапно обнаружили вызовы на мобилах, и потекли на выход. За ними стали сливаться прочие. Наиболее стойкие просто разбрелись по помещению, разглядывая обильно расставленные предметы искусства.
     Стремительно вечерело. Давным-давно ни единая пара глаз не глядела на сцену. Но музыка все звучала, и, не попадая ни в такт, ни в ноту, уткнувшись прямо перед собой, маленький робот прокрикивал уже третью песню. Его родители (а проще сказать, хозяева) тащились.
handehoch: (theater)
Когда на днях одна начинающая автор представила на суд общественности строки:

я вижу тапки у порога
и мыло в ванной и силки
и провода с значком "тревога"
судьба мне как-бы намекает

то ей в первую очередь указали на неверный выбор жанра. Тут же разные комментаторы, слово за слово, давай приводить примеры развития этой темы в различных поэтических жанрах. Все, что у них сложилось, опубликовано в журнале [info]supposedly_me, а я здесь приведу только свои строки по этому поводу — в незабвенном жанре бардовских сочинений.

Тапки у двери стоят.
Краны плюют в потолок.
Бросилась гниль под кровать.
Провод — безвольтный силок.

Смело уйди, не тяни!
Звездные ночи, привет!
Мы навсегда сохраним
В сердце своем этот бред.

Где-то замылился глаз,
Щурится больно хитро...
Пишутся песни на раз,
Мудрость несут у костров.


handehoch: (Default)
     Над городом веял ветерок.
     Совершеннолетняя гражданка Синяя, в одноименном состоянии заблевавшая младшую группу на игровой площадке детского сада № 8, не далее как вчера схлопотала Почетную грамоту, так как содеянное оказалось публицистическим перформансом по разоблачению отечественных политиков «Грязные игры».
     Група подростков из пригорода, на прошлой неделе совершившая групповой половой акт в отношении мраморной скульптуры «Купальщица» в Историческом музее и тут же разбившая ее тяжелыми тупыми предметами и частями тела, пафосно выступала на многолюдной пресс-конференции. Виновники (а по решению суда — невиновники) торжества не забывали благодарить добившихся их освобождения правозащитников и право же радикалов, разъяснявших: ребята хотели заявить широкой общественности, что пылко любят искусство, но одновременно с этим не позволят нарушать действующее законодательство о запрете порнографии.
     Участники творческого объединения «Засвет» методично накладывали под двери модных бутиков и выкладывали результаты в жж, оповещая как рядовых юзеров, так и прапорщиков внутренних дел, что их художественной миссией является визуализация в природном материале некогда отвлеченного понятия «срач в треде». А сегодня нужда заставила их уступить требованиям многочисленных эстетов и благополучно договориться с аукционным домом «Парад-гельминт» о выставлении плодов своего вдохновения на открытые торги.
     И только Степаныч, как полный лох, сидел избитый в обезъяннике, отгребя по самое мама не горюй за то, что мочился в подъезде. Так сам и виноват — не сообразил заблаговременно пригласить на данную акцию независимых журналистов.
handehoch: (Default)
     В человеке без багажа, лениво доедающем мороженое на противоположной от железной дороги стороне привокзальной площади, всякий угадает местного. В общем, ничего удивительного, что простецки одетый дяденька с сумками адресовал именно мне ритуальное:
     — Вы не подскажете?..
     — Пожалуйста, — позволяю благостно, но в ответ звучит такое, от чего впору поперхнуться пломбиром.
     — ...Где здесь останавливается маленький трамвай?
     — Что-что?! Какой-какой трамвай?
     — Маленький, — простодушно повторяет он.
     — В каком смысле? Может, фуникулер? Детская железная дорога?
     — Нет, просто трамвай. Маленький.
     — Я, честно говоря, не очень вас понимаю, но если пройдете прямо, то по правую руку увидите застекленную галерею, которая выведет вас к конечной остановке трамваев. Обычных. Не больших, не маленьких!
     — А других остановок здесь нету? Мне сказали — нужен маленький трамвай.
     — Уж не знаю, что имели в виду ваши советчики, но других трамваев в окрестностях вокзала нет.
     На этих моих словах он наконец откапывает в кармане и разворачивает сложенную бумажку, на которой аккуратно записано: как вы думаете, что? )
handehoch: (theater)
Одно пожелавшее остаться известным издательство детской литературы на днях сообщило автору детских сказок [livejournal.com profile] tarnegolet, что их нынче интересуют не сказки, а нравоучительно-воспитательные истории. И предложило подумать над сюжетом «девочка украла чужой пенал, и что из этого вышло». Обескураженная сказочница в свою очередь поделилась этим заданием с френдами. Мой вариант написан от имени Александра Розенбаума:

Ночью темной — где? — в черной комнате
Тихо скрипнула злая дверь.
И хоть как гляди, да не разглядишь,
Кто сюда пробрался теперь.

Руки гибкие, пальцы липкие,
Дело гиблое, я как знал.
Я бандитке: «Эй!», но не до скрипки ей,
Хвать пенал — пенал не пенял.

И — назад уже, без двадцати шесть,
Что ей честь — с трофеем таким!
До моих ушей стук карандашей
Долетал укором глухим.

Дверь отрежет след, всё, что выйдет впредь, —
Словно гуси влет — косяком.
За окном рассвет за нее краснеть
Остается в небе пустом.

Варианты решения поставленной детским издательством задачи другими юзерами можно прочесть здесь, здесь, здесь и здесь, а также тут, тут, тут, тут и тут, и тут, и тут, и тут.
handehoch: (Default)
     Было дело, ликвидировали мои приятели собственную фирму. Помаленьку распродавали обстановочку, я и сам, помнится, прикупил себе принтер. Отмыл от табачной копоти и пользуюсь по сей час, но сейчас не об этом. Имелся у меня постоянный заказчик, молодой журналист. Как раз искал компьютер подешевле — ну, я и свел его с устроителями печальной распродажи. Явился он не один — с пожилым отцом и братом-школьником. Глянули на имеющиеся компьютеры, и долго пререкались между собой, потому что не сошлись в предпочтениях. Потом минут пятнадцать спорили в своем кругу, сколько предложить, потом за полторы минуты сторговались с продавцом. Тот, прежде, чем отдавать прибор новым хозяевам, сел за клавиатуру почистить диск, приговаривая:
     — Так, это наши заказы — удаляем... 1С деинсталлируем... Фотошоп пускай остается, наверняка понадобится... Переписку долой... Поронографию удаля...
     — Не удаляйте!! — мгновенно обретя единодушие, в три горла вскрикнули и стар, и млад.
handehoch: (Default)
     Сидим с Анатолием в его мастерской. Болтаем уже не языком, а ногами. Упиваемся последними на сегодня персиками, да так, что не остается сухого места почесать нос, вдохнувший запах цинковых белил. Солнце прикорнуло на летнем зное, поэтому день практически не движется. Вязкая тишина в городе, темная тишина в пустых коридорах, наше монотонное почавкивание раздается среди холстов, как плеск далекого прибоя.
     Внезапно в дверь отчетливый стук:
     — Разрешите? — и среди тишины возникает юная девушка с не по возрасту хозяйственной сумкой в руках. — Я хочу предложить вашему вниманию товары высокого качества по исключительно низким ценам!
     — Ох! — начинает грустить Анатолий.
     — А что? — оживляюсь я. — Входите! Нет никакой уверенности, что мы у вас что-нибудь купим, но зато мы вас с большим интересом выслушаем. Дабы, так сказать, нечаянно не упустить своего шанса.
     Простодушно воодушевленная такой встречей, гостья ступает в центр и начинает поочередно извлекать из сокровищницы иллюзий разномастную китайскую ерунду, увитую цветастыми легендами. Сеанс заканчивается на «оригинальной туалетной воде от Лакоста по полтора доллара за галлон баллон из партии конфиската» (ну да, не иначе топ-бренд переправлял свои продукты контрабандой в двойном дне автомобильной покрышки). Овации излишни, мы с печальными лицами разводим руками. Увы.
     Девушка привычными движениями прячет, скрывает, укутывает только что во всем цыганском блеске являвшиеся нашему взору предметы, нежно смахнув с каждого не то несуществующую пыль, не то невидимую слезу. Потом впервые и с интересом осматривается:
     — А вы что — художники?
     — Вы у меня в мастерской, — с достоинством подтверждает Анатолий.
     — Не каждый разглядит, — добавляю я, — что все до одного помещения в доме, на верхнем этаже которого вы сейчас находитесь, — мастерские художников.
     — А открыто было только у вас, — невесело произносит девушка и спрашивает: — Можно посмотреть картины?
     — Вы уверены, — устало интересуется Анатолий, который не разделяет моего веселого настроения, — что вам это будет интересно?..
     Однако получает подтверждение — и разворачивает несколько холстов, и неторопливо расставляет по периметру комнаты. Гостья с интересом разглядывает их, постепенно делая круг по комнате, то попадая в прожектор солнечного света, то смещаясь на границу тени, мгновенно обводящую ее гибкой стремительной линией.
     И тут наблюдающий за этим Анатолий неожиданно проявляет инициативу:
     — Девушка! — обращается он к зрительнице. — Вы не хотели бы мне попозировать? Ваш труд я готов честно оплатить.
     — Это много? — любопытствует потенциальная модель.
     И, услышав нормальные расценки натурщиков, отказывается:
     — Наверное нет, за день я сейчас зарабатываю больше...
     — А вы, простите, видите разницу: позировать живописцу — и ходить предлагать соковыжималки?..
     Девушка слегка колеблется, но внезапное соображение посещает ее и заставляет с тревогой уточнить:
     — Позировать — это надо голой?!
     Анатолий разом и окончательно теряет интерес и со вздохом уходит мыть тарелки, оставив нас прощаться. Полуобернувшись в дверях, делает над собой усилие и, не в состоянии скрыть ноты укоризны, произносит:
     — Нет, девушка! Позировать надо было не голой — а обнаженной.

handehoch: (Default)
Этот снимок я сделал около шести лет назад полнокадровой камерой с объективом фокусным расстоянием 16 мм практически из положения «от пуза».


     Божьи твари на фотографии смотрят прямо мне в лицо, хорошо различимая рука одной из них нацелена в мое солнечное сплетение. Резко отведя висевшую на ремне камеру вправо, чтобы избежать встречи высокоточной аппаратуры с простой, как молоток, конечностью, и чуть задрав объектив, я нажал на спуск затвора.
     Перед нами во всей своей красе художники с панели. По тем временам я недостаточно хорошо знал их повадки, и беспечно позволил себе открыто фотографировать здания, расположенные позади вожделеющих денежных знаков шеренг. В результате (как дошло уже задним числом) во мне заподозрили конкурента, «щелкающего» выставленные холсты с намерением изготовить клоны. И то сказать: прогуливаясь вдоль уличного — даже не арт-рынка, а — арт-базара, то и дело дважды и трижды встречаешь одинаковые картины у разных «авторов».
     Это их особо ценные «находки». Там, где мы брезгливо кривимся: «По́шло», художники с панели радостно потирают руки: «Пошло́!»
handehoch: (Default)
     Только что от моего интернет-провайдера, назовем его «Клава-Врубель», пришло очередное письмо со спамом. Помимо занудных призывов стать клиентом неликвидных пакетов, там было приглашение на акцию партнера — интернет-магазина по продаже дисков и книг, назовем его «Я *бу!». Акция состоит в розыгрыше — ни много ни мало — новой 85-метровой квартиры в центральном районе столицы Украины, в жуть каком крутом жилом комплексе, назовем его «Свежекислые Сливки».
     Вы же знаете, по какой зарез мне нужна квартира в центре! По предложенной ссылке я просто не мог не пройти.
     Условия оказались несложными. Всего-то-навсего сделать в ближайшие пару недель покупку на сумму 300 грн в означенном магазине. С товаром тебе дают карточку участника, которую нужно самолично «зарегистрировать» в компании-застройщике, предоставляющей жилье, — не назовем ее никак, потому что даже на официальном сайте жилого комплекса ее название ни разу не упомянуто.
     Регистрация (по словам уже прошедших ее буратин на форуме) состоит в простом ручном внесении дрессированной девочкой данных заказчика в таблицу офисной программы, которую, соблюдая стиль повествования, будем называть «Ёксель». Ни квитанций, ни копии внесенной информации участник, понятное дело, на руки не получает.
     Дальше — проще простого. Согласно выложенным на сайте правилам, нужно дождаться неизвестного заранее дня и часа во II квартале текущего года (организатор обязуется объявить этот момент на своих страницах, вот только за 3 недели или за 8 минут до начала — не оговаривает). И тогда, цитирую, «в присутствии гостей»... Думаете, пройдет розыгрыш? Да вы меня разыгрываете! Розыгрыш пройдет с утра, а «после получения результатов», уже «в присутствии гостей» «единственный победитель» просто «будет объявлен». Затем начнется прямо-таки, назовем его, триллер: «организатор акции по контактному номеру телефона» изо всех сил «будет пытаться связаться с победителем». А когда, то есть «если в течение суток не удастся установить связь с победителем»... Всё правильно, жизнь полна неприятных сюрпризов: офисная девочка вполне могла допустить опечатку, набивая телефонный номер в таблицу, назовем это случайностью. Так вот, в этом случае «считается, что участник отказался от получения квартиры». И я понимаю организаторов: другие мотивы молчания претендента они просто не могут себе вообразить.
     Теперь угадайте с трех раз, что произойдет после того, как случится эта неожиданная неприятность? Розыгрыш будет повторен? Выигрыш автоматически достанется первому в списке? Или сделавшему покупку на максимальную сумму? Нет, нет и нет. «Квартиру, от получения которой победитель отказался, организатор акции использует на собственное усмотрение». Ну, там, дарит мочалке директора, назовем ее порядочной женщиной. Или выставляет на продажу.
     И даже не вздумайте фантазировать, что предусмотрен принципиально иной сценарий. Вместо того вооружитесь калькулятором. Даже если магазин «Я *бу!» впал в отчаяние и решил распродать свой товар по себестоимости (то есть не получая прибыли), то для покрытия расходов на призовой апартамент при нынешних ценах на столичную недвижимость он должен привлечь более 10.000 покупателей. Вы считаете такую задачу заведомо выполнимой? Вот и я — нет. Не может бизнес-план содержать подобную альтернативу: с бухты-барахты затеять движняк, чтобы, если повезет, выйти в ноль, а ежели нет — влететь на десятки (а то и сотни) тысяч долларов. Бизнес-план здесь, конечно, другой. Назовем его разводом лохов.
handehoch: (Default)
     Интернет, милые граждане, не поверите, существовал не всегда. Ей-богу, я застал времена, когда документы пересылали по факсу, а выяснение отношений или жульничество происходило с помощью обычной почты. Нет, уже не той, которая в бутылке из-под Робинзона Крузо. А такой, знаете, послюнявил марку, прилепил на бумажный конверт, потом послюнявил химический карандаш, написал записку — мол, жду ответа, как соловей лета — затем послюнявил уже конверт, который так заклеивался — и в железный ящик на стене дома. А сам ждешь, изнываешь неделями, как полный соловей.
     Были, конечно, способы это дело ускорить. Например, купить конверт подороже, с надписью «Авиа». Считалось, что тогда твое письмо полетит самолетом, посрамив тех ишаков, которыми были отправлены наземные послания. Или совсем уж не пожалеть денег и послать телеграмму. Ну, не знаю, не знаю. Моя знакомая девица однажды сорвалась с какими-то пацанами в Крым. А чтобы мама не ждала к ужину, отправила уже из Крыма телеграмму. Дескать, «отдыхаю удовольствием» — это чтобы за предлог не платить. На предлогах вообще можно было приличных денег сэкономить: телеграмма оплачивалась по количеству слов. Так вот, мать послание получила. И очень, наверное, радовалась, что воспитала такую ответственную дочь, но нам интереснее другое. Бланк со словами дочерней заботы, который ей принесли, сверху типографским образом был озаглавлен: «Авиателеграмма».
     Я, вообще-то, сам на первом курсе института телеграфный аппарат изучал и по ходу дела даже пользовался этим чудовищем техники. Но вот каким образом радиоволны запихивают в самолет (о чем де-факто утверждает вышепомянутый бланк), так и не выяснил. А может, учился не там — надо было поступать в эстрадно-цирковое.
handehoch: (Default)
     Местность, где я обретаюсь, выделяется своими супермаркетами. Точнее, их количеством. В радиусе пяти минут от дома — 6 крупных залов (мелкие бакалешки не в счет), и такое соседство изредка рождает краткие и внезапные конкурентные спазмы. Захожу вчера в магазин с синей вывеской, срочно понадобилось съесть лимон. Глядь, а на лимоны-то скидка 25%, 9 гривен вместо 12-ти. Из-за этого к весам очередь теток на сорок. Плюнул я, вышел в соседнее заведение, взял там за привычные 12 (три штучки стали в две гривны с копейками).
     Топаю домой и рассуждаю: никто, как говорится, не вечен. И если б нам предложили докупить дополнительное время жизни (себе или кому-нибудь из близких) всего-то навсего по гривне за час — да мы б не поверили такому счастью! Да мы бы кланялись и благодарили!..
     А ведь я только что сэкономил полчаса и истратил за то лишние полгривны. А ведь тетки только что на пустом месте продали кусок своего пути за ту же смешную цену.
handehoch: (Default)
(из коммента — в пост)

     Мне паркетчик рассказал после смены, делал с товарищами богатый дом, на втором этаже в многоквартирном подъезде. В зале хозяйка вообразила себе мозаичный паркет. Где-то набрала образцовых вариантов, показывает один: сможете? Мастера ей: «Так тут, судя по всему, семь пород дерева, а у вас налицо четыре, ничего?» «Ничего, — отвечает, — докупим. Говорите, точно что́ и примерно сколько».
     Раз не вопрос, закипела работа нешуточно. Мужики пыхтят, стараются, лицами пол метут, трясутся над каждой щепочкой, потому как их прайсами на такое дерево еще мамка в детстве запугивала. Срок прошел, закончили — сами обалдели.
     Отциклевали, зовут заказчицу. Стоят, как китайские фонари — надулись и снутри светятся.
     «Э-э-э... — говорит хозяйка, и свет начинает тревожно мерцать. — Как-то я иначе себе это представляла... А давайте лучше сделаем вот так», — и другую картинку тянет из стопочки.
     Сутки паркетчики ходили в шоке, неделю запивали осадок горькою, на девятый день явились с похоронными лицами, в руках ломы, крушить свое искусство. Подвезли им нового паркета, давай новое панно под ноги укладывать. «И ведь сложно, — говорят, — так, что проклянешь все на свете. А доделали — снова счастье». И вдобавок везение — заказчице понравилось. Заплатила за оба пола, долго, с чувством расхваливала.
     «И вот через месяц, через месяц, — ведет дальше мой рассказчик и напрягается, — перезвонила она мне: не сделаете ли какой-то уступчик на балконе, я уплачу. Пошел на уступчик. А там, представляешь... Нет не могу, — ахнул стакан и через силу выговорил: — Там полностью на весь пол в зале — огромный ковёр!»
     Так что не будем возвращаться туда, где были счастливы. Даже если сулят доплату.

* * *

21/01/2010 05:19
handehoch: (Default)
Судил литературу жёстко я,
Ан нет предела совершенству, —
И переплюнуть слюни женской
Смогла литература жёнская.

handehoch: (Default)
     Маленькому Сереже 6 лет исполнялось осенью. То ли отдавать его в школу сразу (тем более, что в будущем перед армией лишние полгода для маневра не помешают)? Да вот возьмут ли, ведь пресловутых «полных», формальных шести еще нет... То ли ждать еще год, когда фактически он окажется на год старше одноклассников? Мама решительно склонялась к первому варианту и отправилась выяснять, как на это посмотрит дирекция ближайшей школы.
     — А вы приводите его к нам на собеседование, — не стала упираться директор. — Поглядим: если мальчик развитой, тянется к знаниям, то пусть приходит — зачем в самом деле год терять. А уж если окажется, что за парту ему рановато, — запишем на будущий год.
     Дома мама с бабушкой взялись за Сережину подготовку к решающему собеседованию самым серьезным образом. День изо дня наставляли ребенка:
     — Спросят: «Сколько будет два плюс два?» — скажешь: «Четыре!», ты же знаешь! Спросят: «Какая река протекает в нашем городе?» — скажешь: «Днепр!», помнишь, мы туда ездили купаться?..
     И наконец час испытания пробил. Ребенка привели к будущим учителям. Активно натасканный дома, он отвечал бойко, и педагоги решили не затягивать:
     — Достаточно, мальчик. Мама, сын у вас развит хорошо, первого сентября смело приводите.
     — Подождите! — неожиданно запротестовал Сережа. — Вы еще забыли меня спросить, в какой Украине мы живем!
     Может быть, ребенок что-то и напутал, но вот мне все чаще хочется ответить именно на так сформулированный вопрос.

* * *

31/12/2009 12:49
handehoch: (Default)
Снег, шампанское и шуба
С натуральным свежим хреном,
Говорящий с приходящим поздравляет, уходя.
Под сезон кидают грубо,
Выходя попеременно,
И сулящий, и просящий, оба в пробах, в пробл*дях.

Жизнь — она как шкура тигра
(Шкура зебры, хвост енота,
Жезл ментовский, шарфик эмо и безграмотный билборд).
Ты играешь в эти игры?
Ритм улавливаешь? То-то!
Вот к чему такая тема: праздник четко каждый год.

К месту торга и размена
Огоньки летят и тают.
Пей энергию из банки, на январь бери разбег.
Ель охвачена фольгою;
Нам никто не помешает,
Не прорвется тихий ангел сквозь зенитный фейерверк.
handehoch: (Default)
     Владимир с досадой слушает — точнее, пытается не слышать вой, чавканье и канонаду, несущиеся из колонок компьютера, сидя за которым, его сын увлеченно гоняет очередную дурацкую игру. Хотя постойте, что такое? Игра, представьте себе, происходит по мотивам Второй Мировой, на экране бегут красноармейцы, и в комнату врывается раскатистое: «За Родину! За Сталина!..»
     «Кстати, — поддается нахлынувшим угрызениям совести Владимир, — вот неплохой повод наконец-то поговорить с ребенком об истории родной страны. Хоть какая-то польза от этой игрушки».
     — Играешь? — задорно подступает он к наследнику.
     — Мг, — не оборачиваясь, подтверждает тот, от всей души желая, чтобы отец поскорее отвязался.
     — А ты хоть знаешь, кто такой этот Сталин? — не отступает Владимир.
     — Какой еще Сталин?! — изумление отпрыска настолько велико, что он отворачивается от монитора, хотя и не забыв поставить сражение на паузу.
     — Вот этот самый, — кивает на замершее поле боя отец. — О котором они кричали.
     — Они? О нем? — ребенок щурится, смутно подозревая подвох.
     — Они, они, — приступает к разъяснениям папаша. — Поднимаясь в атаку, солдаты кричали: «За Родину! За Сталина!»...
     — Ха! — дерзко хрюкает в этом месте ребенок. — Ладно врать-то!
     — Как ты разговариваешь с отцом?! Надо же — «врать»! А что они, по-твоему, только что кричали?
     — Они, — неожиданно смутившись, втолковывает ему сын, — кричали: «За родину! Достали, на!..»

* * *

16/12/2009 04:17
handehoch: (Default)
Однажды, неспешно слова подбирая упрямые,
Я из лесу вышел: мешал, раздаваясь, топор.
И тут впереди, ослепив, засияло преамбулой
Открытое поле в иголках электроопор.

Я видел: готов отступить горизонт замерзающий,
И ровный не ведал покров — иль не выдал — лыжни,
И, будто бы лист исчертать никогда не дерзал ещё,
Я, вдоволь помедлив, на север направил ступни.

Под лыжи ложась, снег торился, искрился, поскрипывал.
Шло время, бежали столбы, нёсся пар изо рта.
Прямилась строка, пунктуацией палок рассчитана.
Последний привал прервала, устранясь, маята.

Средь края пустынного, ветру и небу отверстого,
Внезапно послышался глас: «Погоди, человек!»
Развязка близка. Я вокруг огляделся доверчиво.
«Послушай! Дослушай!» — меня догонял дровосек.

* * *

25/11/2009 01:31
handehoch: (Default)

М. Т.

Бегло тронет струну,
Позолоченным пальчиком осень,
Встрепенется листва
И польется, как музыка, вдруг.
Я к тебе загляну
Утром ветренным часиков в восемь,
И беззвучны слова,
Ведь не втуне звучанье — вокруг.

Лишь внимать и вникать
Нам пристало, дивясь совершенству;
Нам гармонь по плечу,
А гармонию нам не объять.
Можем только принять
Благодарно частицу блаженства...
Так чего я хочу —
Одолжи мне рублей двадцать пять.



handehoch: (Default)
     Они бродили вдвоем упустившими солнечный свет улицами и дворами. Еле дождались назначенной в полдень встречи — и в который раз не смогли расстаться.
     Подброшенные на предельную высоту звёзды потихоньку описывали незримую окружность, луна вычерчивала ту же траекторию не таясь. Взятый высоко над головами темп казался слишком быстрым: может быть, потому, что сами они кружили в противоположном направлении — по опустевшим дворам, по улицам, снова по дворам. Пытаясь замедлить движение, время от времени надолго замирали на скамейке — то под глухой заплатой ночной тени, то в коньячном пятне от уличного фонаря. Он очарованно наблюдал тихое течение ее волос, она то и дело устремлялась в его глаза, искрившиеся отражением ее сияющего взгляда.
     Несколько раз спонтанный маршрут упрямо выводил к ее подъезду, и тогда оба исподволь съеживались и ускоряли шаги, стремясь поскорей преодолеть полосу неловкости.
Незачем было вспоминать... )

* * *

28/10/2009 11:42
handehoch: (Default)
Придут стихи, разбудят ночью,
По всей квартире наследят...
Не успевая ставить дат,
Я рву пером бумагу в клочья.

Намёка
          не было намедни:
Готовься, жди, туда-сюда...
Они внезапны, как вода,
Что на этаж спешит соседний.

Дождусь ли я — пожну ли пенки? —
Когда друзей своих они
Притащат — мол, не прогони!
Вот друг наш Слава, друг наш Деньги...

Profile

handehoch: (Default)
handehoch

August 2017

M T W T F S S
 123456
7 8910111213
141516 171819 20
21222324252627
28293031